Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 186 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Советский конструктивизм как явление мировой культуры. - 4

 

Советский нэповский псевдопереводной роман — с десяток иронически-приключенческих романов отечественных авторов, опубликованных в 1924— 1928 гг. под подчеркнуто небрежно разоблаченными иностранными псевдонимами, — явление в литературном отношении довольно необычное, однако в контексте культурного поля НЭПа едва привлекшее внимание критиков-современников и позднейших исследователе. Речь идет о романах Жоржа Деларма (Юрия Слёзкина) “Кто смеется последним” (ГИЗ, 1925, то же под заглавием “2х2 = 5” — Л.: Новый век, 1925 2); Пьера Дюмьеля (Сергея Заяицкого) “Красавица с острова Люлю” (Л.: Круг, 1926); Ренэ Каду (Овадия Савича и Владимира Корвин-Пиотровского) “Атлантида под водой” (Л.: Круг, 1927); Риса Уильки Ли (Бориса Липатова) “Блёф, поддельный роман” (М.: Библиотека всемирной литературы, 1928), а также о “Месс-Менд” Джима Доллара (Мариэтты Шагинян), с которым псевдопереводные романы соотносятся. Успех издания во многом формировался за счет конструктивистского оформления.  Броский парадокс от литературного критика той эпохи Виктора Шкловского: “Джек Лондон, О’Генри, Пьер Бенуа сейчас самые читаемые русские писатели”, — лишь повторял результаты многочисленных социологических исследований, которые свидетельствовали о том, что массовый, прежде всего молодой пролетарский, читатель предпочитает сюжетную, “кинематографическую”, преимущественно иностранную беллетристику (в 1924 г. на первом месте по числу отдельных изданий иностранных авторов в Советской России был Джек Лондон, за ним шли Эптон Синклер, О’Генри и Уильям Берроуз, автор “Тарзана”).

“Читатель, — по словам Михаила Зощенко, — пошел какой-то отчаянный. Накидывается он на французские и американские романы, а русскую, отечественную литературу и в руки не берет. Ему, видите ли, в книге охота увидеть этакий стремительный полет фантазии, этакий сюжет, — черт его знает какой”.


Джим Доллар (Мариэтта Шагинян). Месс Менд. 10 вып.

Москва, ГИЗ, 1924.

Оформление каждого выпуска - Александр Родченко.

На самом деле книжечек вышло гораздо больше, всего 3 серии, но Александр Родченко оформил только 1-ю серию:

Джим Доллар. Месс-Менд, или Янки в Петрограде (Роман, вып. 1-10, 334 стр.); Предисл. Н.Мещерякова; Обл. худож. А.Родченко. - М.-Л.: Госиздат [Напеч. в М.], 1924. - 25.000 экз. Вып.1. Маска мести. (1-51) Вып.2. Тайна знака. (53-90) Вып.3. Вызов брошен. (91-124) Вып.4. Труп в трюме. (125-158) Вып.5. Радио-город. (159-192) Вып.6. За и против. (193-222) Вып.7. Черная рука. (223-248) Вып.8. Гений сыска. (249-278) Вып.9. Янки едут. (279-304) Вып.10. Взрыв совета. (305-331)

Джим Доллар. Лори Лэн, металлист (Роман, вып. 1-9, 251 стр.) - М.-Л.: Госиздат [Напеч. в М.], 1925. - 15к. 30.000 экз. Вып. 1. Жена банкира. - 31 с. Вып. 2. Человек в кимоно. - 32 с. Вып. 3. Хрустальная чаша. - 31 с. Вып. 4. Успехи сыска. - 32 с. Вып. 5. Воен-Хим. - 31 с. Вып. 6. Люди лиги. - 31 с. Вып. 7. Гнездо бриллиантов. - 32 с. Вып. 8. Тайна Лорелеи. - 32 с. Вып. 9. Последний бой. - 32 с.

Дорога в Багдад: 3-я книга серии «Месс-менд». - журн. "Молодая гвардия", 1935, № 12 (стр.18-110).

Джим Доллар - псевдоним Мариэтты Шагинян (1888-1982) В 1924—25 Шагинян под псевдонимом «Джим Доллар» публикует серию агитационно-приключенческих повестей «Месс-Менд» («Янки в Петрограде», «Лори Лэн, металлист», «Дорога в Багдад»), обошедшую мировую рабочую печать и имевшую огромный успех (экранизирована в 1926).

Первая часть “Месс-Менд”, “Янки в Петрограде”, вышла в ГИЗе в 1924 г.; вторая, “Лори Лэн, металлист” — там же в 1925-м; третий роман серии был, по словам Шагинян, заказан ей еще в 1925 г. (тогда писательница написала “сперва 18 глав романа из китайской жизни (забраковано) и, наконец, 52 главы романа “Международный вагон”” [Шагинян М. Дневники 1917—1931 гг. Л.: Изд-во писателей в Ленинграде, 1932. С. 151]) и анонсировался (Красная газета (Ленинград). Веч. вып. 1925. 25 сент. С. 2), однако вышел только в 1935 г. под заглавием “Дорога в Багдад” — в журнале “Молодая гвардия” (№ 12. С. 18—110) и отдельным изданием (Шагинян М. Собр. соч. М.: ГИХЛ, 1935. Т. 4).

Лишь одна книга М. Шагинян, не принесшая ей никаких государственных наград, зато почти сразу же экранизированная, по сию пору читается не без увлечения. Мариэтта Сергеевна начала писать её осенью 1923 года, когда наша страна «ещё находилась в тисках разрухи и голода».

«В тот день… у нас был лавровый суп. Под тарелкой лежала “Правда”. Отодвинув суп, я заметила заманчивый фельетон о том, что нам, советским людям, необходимо создать для молодёжи свою приключенческую литературу и своего “красного Пинкертона”. Писала я в необычном возбуждении: мне самой хотелось поскорей узнать, что будет дальше».

Так появился роман «Месс-Менд, или Янки в Петрограде». Это был роман авантюрный, пародийный, утопический, не в последнюю очередь — агитационный и даже, согласно авторскому определению, — сказочный («роман-сказка»). Успех его оказался таким, что темпераментной М. Шагинян пришлось досочинить ещё два продолжения: «Лори Лэн, металлист» и «Международный вагон» («Дорога в Багдад»). При первой публикации роман был выдан за иностранный и опубликован под псевдонимом Джим Доллар. Мариэтте Сергеевне не составило особого труда мистифицировать таким образом своих читателей, ведь её бойкому перу принадлежат также известные переводы с английского; прежде всего, это роман Уилки Коллинза «Лунный камень».


Вильбур Грэсс. Одна минута. Издание автора. 1925.

Оформление каждого выпуска - Петр Галаджев.

Между 1920-1940 годами (эпоха "золотого периода" советского графического дизайна) в Советской России возник огромный пласт наименований политических и художественно-литературных журналов, оформленных в стиле конструктивизма. Особо отличились:

- Вещь (1922);

- Гостиница для путешествующих в прекрасном (1922-1924);

- СССР на стройке (1930-1941, 1949);

- Современная архитектура (1926-1930);

- Строительство Москвы (1924-1941);

- ЛЕФ (1923-1925);

- Новый ЛЕФ (1927-1928);

- Красная нива (1923-1931);

- Синяя блуза (1924-1928);

- Даёшь (1929), вышло 14 номеров;

- 30 дней (1925-1941);

- Искусство в массы (1929-1930), всего вышло 20 номеров;

- За пролетарское искусство (1931-1932), 1931-№№1-12, 1932-двухнедельник №№ 1-10;

- Новый зритель (1924-1929);

- Советский экран (1925-1929);

- Радиослушатель (1928-1930);

- Говорит Москва (1930-1931), ранее Радиослушатель;

- Красноармеец (1919-1928);

- Цирк, Цирк и эстрада (1925-1930).

Бригада художников. Ежемесячный журнал

Федерации объединений советских художников. № 7.

М., Изогиз, 1931.

Темы номера — «О национальном искусстве», «Постановление ЦК ВКП(б) и внешность Москвы», «Художник пролетарского искусства», «За реалистическое оформление спектакля», «Художник театра в реконструктивный период», «Выставка Вл. Маяковского» и др. Номер оформлен по макетам Г. Геронского и Г. Рогинского.

Эль Лисицкий. Обложка журнала 4-го номера «Бригада художников».

1931. Фотомонтаж.

Бригада художников. Ежемесячный журнал

Федерации объединения советских художников № 2 - 3. 1931.

М., Изогиз, 1931.

Обложка работы Н. Седельникова.

Бригада художников № 1 за 1931 год.

Орган федерации работников пространственных искусств.

Обложка и макет журнала С. Телингатера.

В левой части - знаменитый плакат Г. Клуциса.

Рабочие и работницы. Все на выборы Советов. 1930.

Бригада художников № 4-5 (11-12) Апрель-май за 1932 год.

Орган Федерации объединений советских художников

(ФОСХ) ОГИЗ — ИЗОГИЗ.

Достаточно скромное оформление.

Бригада художников.

Орган Федерации объединений советских художников

(ФОСХ) ОГИЗ — ИЗОГИЗ.

1932, № 1 (8) Январь. - М.: Изогиз, 1932.

Содержание номера: искусство – в технику, проблема революционного портрета в скульптуре, о чем говорят детские рисунки, техника живописи и живописные материалы и др.

Бригада художников. Орган Федерации объединений советских художников

(ФОСХ) ОГИЗ — ИЗОГИЗ.

1932, № 6 Июнь. М.: Изогиз, 1932.

Содержание номера: изоискусство в четвертом году пятилетки, непреодоленная стихия, обывательский букет, большое полотно о Красной армии, воинствующее искусство и др.

Оформленный в стиле конструктивизма и оставивший заметный след в его истории, ежемесячный журнал «Бригада художников» выходил всего два года, в 1931–1932. В 1931 г. вышло 7 номеров, в 1932 г. — 6 номеров: 1(8)-6(13). В редакционную коллегию журнала входили: П. Вильямс, Л. Ф. Богородский, Л. Вязьменский, А. Дейнека, Д. Моор, В. Перельман, П. Соколов-Скаля и др. Среди оформителей Родченко, Лисицкий, Клуцис, Седельников, Моор, Дейнека, братья Стенберги и др. Орган Федерации объединений работников пространственных искусств. С № 8 — орган Федерации объединений советских художников (ФОСХ). М. Изогиз. 1931-1932. Всего вышло 13 номеров. Статьи о художниках, рассказы художников о своей работе.

1931 г. № 1-7. Обложки Эль Лисицкого, С. Телингатера, братьев Стенбергов, М. Доброковского, Н. Седельникова. Макеты номеров и оформление текста  Г. Геройского, Г. Рогинского, М. Ильина.

1932 г. № 1(8)-6(13). У всех номеров единая конструкция обложки на все номера, цвет на всех обложках разный. Воспроизведены работы В. Татлина, В. Кулагиной, А. Дейнеки, Г. Фогелера, А. Тышлера, Дж. Хартфильда.

Альбом Синяя блуза С.С.С. Р.

Москва: [1927]

Елена Степанова. Синяя блуза. Плакат-афиша.

Москва, 1926. 90,5х62 см.

Е. Корбут. Московский государственный театр "Синяя блуза".

Плакат-афиша.

Москва, 1931. 105х73,5 см.


Ежемесячник «Синяя блуза» издавался в Москве с 1924 по 1928 г. Он предназначался для различных коллективов «синеблузников» и содержал тексты программ московских групп «Синей блузы», репертуарные материалы, методические разработки и режиссерско-постановочные указания, комментарии, рекомендации и т.д. Издание не было постоянным, его периодичность и облик неоднократно менялись. Возможно, как приложение к ежемесячнику, в 1927 г. был издан альбом «Синей блузы», состоящий из фотографий участников движения и сцен из театральных представлений. «Синяя блуза» — в 1920-1930-х гг. жанр агитационных театрально эстрадных представлений в СССР. Впервые такой театральный коллектив был создан в 1923 г. в Московском институте журналистики, на базе «живой газеты». Инициатор его создания, автор и один из исполнителей Б.С. Южанин. Вскоре возникли еще 15 аналогичных театров как в Москве, так и в других городах. Впоследствии они не только послужили основой для создания ряда профессиональных театров, но и дали толчок поискам новых форм театральных и эстрадных представлений. В «Синей блузе» начинали творческую деятельность многие советские писатели, композиторы, актеры, режиссеры, художники. Всего в СССР работали более 400 профессиональных и самодеятельных (таких было подавляющее большинство) коллективов «Синей блузы».

Федор Богородский. Даёшь. Нижний Новгород, 1922.

Чрезвычайно богатый иллюстративный материал, множество иллюстраций в тексте художников М. Доброковского, А. Дейнека, В. Люшина, Д. Моора, авангардистские фотографии работы А. Родченко, Б. Игнатовича оставил нам литературно-художественный и политический журнал для рабочих "Даешь".

Даешь. Литературно-художественный и политический журнал

для рабочих / М. Костеловская.

М.: Изд. "Рабочая Москва", 1929, № 2- Май.

В издательской обложке работы А. Дейнека.

Даешь: литературно-художественный и политический

журнал для рабочих / М. Костеловская.

М.: Изд. "" Рабочая Москва"", 1929, № 7, сентябрь.

Даешь: литературно-художественный и политический

журнал для рабочих / М. Костеловская.

М.: Изд. "" Рабочая Москва"", 1929, № 6, август.

Даешь: литературно-художественный и политический

журнал для рабочих / М. Костеловская.

М.: Изд. "" Рабочая Москва"", 1929, № 10.

Даешь! : литературно-художественный и политический журнал для рабочих. Каждый номер посвящен отдельной теме, 1 - "Даешь чистку гос. аппарата", 2 - "Даешь социалистическое соревнование", 3 - "Даешь пятилетку в массы", 4 - "Экономика толкает капитал на торговлю с СССР", 5 - "Даешь производство продуктов питания" и т.д. и т. п. Яркие, интересно оформленные иллюстрированные обложки работы Д. Моора, А. Дейнеки, который также является автором живописных иллюстраций вне текста, Доброковского, несколько обложек оформлены методом фотомонтажа. Типографское конструктивистское строение журнала в два цвета. Чрезвычайно богатый иллюстративный материал, особенно ценны авангардистские фотографии работы А. Родченко, Б. Игнатовича и Д. Дебабова, фотомонтажи, карикатуры.  В журналах были напечатаны впервые стихотворения и проза Г. Фиша, Д. Сахарова, С. Кирсанова, В. Маяковского, Н. Асеева, А. Безымянского... В нем также принимали участие прозаики, историки кино, публицисты: Костров, Федоров-Давыдов, Челышев, П. Новицкий и многие-многие другие.

Искусство в массы.

Журнал Ассоциации художников революции / отв. ред. А.А. Антонов.

1929, № 5-6 Сентябрь-Октябрь.

М.: Худ. издательское акц. о-во АХР, 1929.

В издательской иллюстрированной обложке работы А. Немова.

Искусство в массы. Журнал ассоциации

художников революции / А.А. Антонов.

М.: Художественное издательское акционерное

общество (АХР), 1930, № 2 (10), февраль.

Обложка и титульный лист работы М. Райской.

С этой обложкой вышли все номера 1930 года.

Менялся только цвет рабочих.

Журнал «Искусство в массы» выпускался АРХ в 1929-30 годах. Всего вышло 20 номеров. В журнале печатались цветные репродукции, открытки, альбомы и выставочные каталоги. Печатались не только работы ""ахровцев"", но и других художников.

За пролетарское искусство.

Журнал российской Ассоциации пролетарских художников.

1931, № 7 Июль.

М.: ОГИЗ-ИЗОГИЗ, 1931.

На обложку помещен портрет слесаря Ф.Д. Клочкова работы А. Дейнека.

За пролетарское искусство.

Журнал Российской Ассоциации пролетарских художников / Л. О. Четыркин.

М.: ОГИЗ-ИЗОГИЗ, 1932, № 6, март.

Иллюстрация с изображением картины А. Дейнеки "Интервенция"

на отдельной вкладке и множеством иллюстраций в тексте.

В издательской иллюстрированной обложке по Д. Моору.

"За пролетарское искусство".

Журнал российской Ассоциации пролетарских художников.

1932, № 1 Январь. - М.: ОГИЗ-ИЗОГИЗ, 1932.

"За пролетарское искусство" – журнал Российской ассоциации пролетарских художников (РАПХ), до 1931 года именовался «Искусство в массы»." РАПХ, Российская ассоциация пролетарских художников, объединение советских художников. РАПХ создана в Москве в 1931 на основе АХРР (Ассоциация художников революционной России), ОМАХРР (Объединение молодёжи Ассоциации художников революционной России) и ОХС (Общество художников-самоучек). Членами РАПХ были Т. Г. Гапоненко, Ф. Д. Коннов, Я. И. Цирельсон и др. Исходя из вульгарно-социологического понимания вопросов художественного творчества, РАПХ развернула борьбу за т. н. чистоту пролетарского искусства: искусственно разделяя советских художников на "буржуазных" и "пролетарских", она насаждала групповщину и методы грубого администрирования в искусстве. Издавала журнал "За пролетарское искусство" (1931—32). РАПХ ликвидирована в 1932.

Не обошёл стороной конструктивизм и календари, важный пункт массовой пропаганды - ведь они были почти в каждой семье:




Конструктивизм проникает во все стороны жизни советского человека. Не был обойден стороной и спорт:



И как апогей темы, самые известные советские открытки в мире: клуцисовская серия из 9 открытых писем "Спартакиада" (М., 1928), выпущенные к всесоюзной Спартакиаде в Москве 1928 года. Они же являются и самыми дорогими русскими открытками. Это первые цветные открытки, изготовленные автором техникой фотомонтажа и каждая из которых была посвящена одному или нескольким видам спорта.  На некоторых были также лозунги — "За единство рабочих-спортсменов всех стран", "Каждый физкультурник должен быть метким стрелком", "За здоровую, закаленную молодежь", "Наш физкультурный привет рабочим спортсменам всех стран" и др.

"Спартакиада".  Серия почтовых открыток к Всесоюзной спартакиаде в Москве. — цветной фотомонтаж — ГХМЛ. (9 открыток). Как и многие открытки советского периода, они имеют больший (15,5х10,5 см.), больший чем обычные русские открытки, формат. Из-за этого некоторые собиратели обрезали их под стандартный размер, чтобы затем вставить в обычные альбомы для открыток. Поэтому сегодня крайне редко можно встретить хороший, необрезанный экземпляр. Некоторые коллекционеры считают, что комплект этих открыток был помещен в специально отпечатанный конверт, оформленный Г. Клуцисом под Спартакиаду и будто бы было отпечатано не более 25 сигнальных экземпляров. И будто бы он не пошел в серию. Но это всё байки. Тираж "Спартакиады" достаточно большой - 15000 экземпляров. Но это ни о чём не говорит. В действительности, открытки даже по отдельности встречаются крайне редко, особенно в хорошем виде. Редкость этого издания объясняется уничтожением почти всего тиража по политическим мотивам: Г. Клуцис был арестован как "враг народа" и расстрелян в 1938 году. Коллекционеры называют каждую открытку по виду спорта: "теннис", "футбол", "эстафета" и др. Чрезвычайная редкость в комплекте!


Главные  принципы конструктивизма в советской архитектуре были сформулированы его идеологами А.А. Весниным и М.Я. Гинзбургом, под руководством которых в 1926 году была создана известная общественная организация ОСА – Объединение современных архитекторов. В нее вступили многие известные на тот момент советские архитекторы.  Эта официальная творческая организация конструктивистов разрабатывала свой метод проектирования, основанного на анализе особенностей функционирования зданий: каждой функции отвечает наиболее рациональная объёмно-планировочная структура, то есть форма соответствует функции. Объединением ОСА издавался журнал «Современная архитектура» (1926-1930), проводились выставки, съезды, конференции.  В 1930 году ОСА было преобразовано в САСС (Сектор архитекторов социалистического строительства) при Всесоюзном архитектурно-научном обществе и просуществовало до 1932 года, когда был создан Союз архитекторов СССР. Журнал СА, который высоко ценится у коллекционеров русского авангарда и советского конструктивизма, подробно освещал вопросы градостроительства, жилой и промышленной архитектуры, проектирования, истории и теории архитектуры и строительства. Сыграл одну из главных ролей в пропаганде идей архитектурного конструктивизма. Редакторы журнала декларировали следующие установки:

а). Журнал Современная Архитектура является по преимуществу результатом работ членов Объединения Современных Архитекторов (ОСА), связанных общими архитектурными взглядами и устремлениями.

б). Тем не менее, Современная Архитектура не намеревается замкнуться в своем внутреннем кругу. Наоборот, редакция всячески стремится систематически отражать все волнующие вопросы нашей архитектурной современности.

в). И точно так же Современная Архитектура широко открывает свои страницы всем своим единомышленникам, рассеянным не только в пределах СССР, но и всего мира.

В редакционных статьях Моисея Гинзбурга разрабатывались идеология, теоретические основы и творческая концепция нового течения, в том числе и так называемый функциональный метод. Со страниц журнала конструктивисты вели борьбу с эклектикой и различными стилизациями в духе «конструктивного стиля», вступали в острую полемику с представителями других архитектурных течений, прежде всего с «традиционалистами» и членами АСНОВА. Выпуски журнала сопровождались призывами и лозунгами:

«Долой эклектику!», «Да здравствует функциональный метод мышления!», «Да здравствует конструктивизм!», «Архитектор, не подражай формам техники, а учись методу конструктора».

Но были в новом течении и негативные моменты. В конечном счете программа конструктивизма чем-то была похожа на программу социальной утопии, так как основной задачей его было преобразование общественного бытия и сознания людей посредством художественного проектирования. На основе разработок конструктивистов создавались рассчитанные на массовое производство новые типы мебели, посуды, арматуры, образцы рабочей одежды, рисунки для тканей. Однако создаваемые архитекторами-конструктивистами проекты часто были не только некомфортны, но и невыполнимы в материале. Например, их «дома-коммуны» были не только непригодны для жилья по техническим причинам, но и выглядели весьма скучно. Все попытки обойти этот недостаток сводились к отходу от самой идеи конструктивизма.

3-я страница обложки первого номера журнала (автор А. Ган).

СА, № 4 за 1928 год.

Ответственные редактора М.Я Гинбург и А.А. Веснин.

Обложка и дизайн А.Гана

Современная архитектура. № 3 за 1926 год.

Оформление Алексея Гана.

Современная архитектура. № 4-5 за 1927 год.

Оформление Алексея Гана.

Л. и А. Веснины. Конкурсный проект здания

Центрального телеграфа и радиоузла в Москве.

Современная архитектура. № 2 за 1926 год.

Оформление Алексея Гана.

Современная архитектура. № 6 за 1930 год.

Оформление Соломона Телингатера.

Почти сразу содержание «Современной архитектуры» вышло за пределы сугубо архитектурно-строительной тематики. Журнал широко освещал произведения и других направлений конструктивизма: полиграфии (лидер — Алексей Ган) и дизайна (Александр Родченко).

Печать уже первых номеров «Современной архитектуры» вызвал широкие отклики и реплики как в СССР, так и за границей. Директор Баухауза Вальтер Гропиус писал о «чрезвычайно заинтересовавших не только меня, но и всех работников нашего института» двух первых выпусках журнала. Одним из лучших европейских журналов называл «СА» чешский писатель и художник-авангардист Карел Тейге. Бруно Таут писал в издававшемся в Берлине журнале «Das neue Rußland», что «Современная архитектура» — журнал, «посвященный исключительно новому пониманию архитектуры, являющийся широко задуманным органом борьбы и пропаганды; такого журнала, к сожалению, всё ещё не хватает Германии».

Russland: Neues bauen in der welt. № 1. За 1930 год.

Оформление Эль Лисицкий.

Amerika: Neues bauen in der welt. № 2. За 1930 год.

Оформление Эль Лисицкий.

Frankreich: Neues bauen in der welt. № 3. За 1930 год.

Оформление Эль Лисицкий.

За рубежом. № 2 за 1930 год. Журнал.

Обложка А. Родченко и В. Степанова.

От проекта к проекту постепенно формировался набор средств и приемов конструктивизма в архитектуре:  все более свободное обращение с каркасной конструкцией – от подчинения ей к использованию всех ее конструктивных возможностей для решения различных задач; тенденция к созданию все более лаконичной композиции – укрупнения формы, устранения мелких членений, упрощение фасада.

Ле Корбюзье, Ш. Планировка города.

Пер. и предисл. С.М. Горного.

М.: ОГИЗ-ИЗОГИЗ, 1933.

Оформление книги И. Иванова и М. Пановой.

В середине 1920-х годов некоторое влияние на конструктивистов оказал приезжавший в Советский союз Ле Корбюзье, оригинальные средства и приемы которого были близки идеологии советского авангарда. Но к концу декады конструктивизм опять отошел от западных идей и продолжал развиваться в своём самобытном русле, способствовало этому и появление новых ярких архитекторов-конструктивистов – К. Мельникова, И. Леонидова, братьев Голосовых, М. Барща, В. Владимирова и др. Новые идеи организации работы и быта советских людей находили прямое отражение в зданиях, которые возводились в то время. Конструктивисты проектируют дома культуры, клубы, промышеленные здания и жилые дома, соответствовавшие духу времени. Самым грандиозным проектом дома культуры был проект братьев Весниных, который был реализован не в полном объеме, но тем не менее стал одним из знаковых произведений конструктивизма: дом культуры Пролетарского района Москвы (Дворец культуры ЗиЛа). Построен он был в 1931—1937 годах, при создании проекта были использованы пять принципов Ле Корбюзье: опоры-столбов вместо стен, свободная планировка, свободное оформление фасада, удлинённые окна, плоская крыша. Форма здания определялась функциями, заложенными в дворец культуры, и внутренней планировкой отдельных его ячеек.

Гинзбург М.Я. Ритм в архитектуре.

М., издательство "Среди коллекционеров". 1923.

Гинзбург М.Я. Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры.

М., Государственное издательство, 1924.

В издательском тканевом переплете с

бумажными наклейками на верхней крышке и корешке.

Книга одного из основоположников

конструктивизма в архитектуре.

В своей книге «Стиль и эпоха» он размышляет о том, что каждый стиль искусства адекватно соответствует «своей» исторической эпохе. Развитие новых архитектурных течений, в частности, связано с тем, что происходит «…непрерывная механизация жизни», а машина есть «…новый элемент нашего быта, психологии и эстетики».

Краткая справка: Гинзбург, Моисей Яковлевич (1892-1946) - советский архитектор и теоретик искусства. Был одним из основателей и заместителем председателя "Объединения современных архитекторов" (ОСА; с 1925), куда вошли все ведущие конструктивисты, а также ответственным редактором журнала "Современная архитектура" (1926–1930). Стал не только одним из лидеров, но и крупнейшим идеологом русского конструктивизма, изложив свои взгляды в многочисленных статьях, а также книгах "Ритм в архитектуре" (1923), "Стиль и эпоха" (1924) и «Жилище» (1934). Считал главной целью современной архитектуры всеобщую "организацию жизни", основанную на максимально-рациональном устройстве производства и быта. Проектировал жилые дома с обобществлённым коммунально-бытовым обслуживанием в Москве (1926, 1930), санаторий имени Г.К. Орджоникидзе в Кисловодске (1935-1937, с соавторами). Он экспериментирует с новыми типами жилья, строит дом на Малой Бронной, в котором проектирует двух-четырехэтажные квартиры, строит знаменитый дом на Новинском бульваре, известный как Дом Наркомфина (1928-29, совместно с И. Милинисом).

Милютин Н.А. Проблема строительства социалистических городов.

Основные вопросы рациональной планировки и

строительства населенных мест в СССР.

М.-Л., ГИЗ, 1930.

Еще должна быть суперобложка.

Типовые проекты и конструкции жилищного строительства.

Рекомендуемые на 1930 год.

Государственное техническое издательство, 1930. 155, 1 с. с ил.

В издательской бумажной обложке. 35х26,5 см.

Николай Лухманов. Архитектура клуба.

Москва, Теакинопечать, 1930.

Обложка 2-Стенберг-2?

ВХУТЕИН. Высший государственный

Художественно-Технический Институт в Москве.

Москва, 1929.

Обложка Ф. Тагирова (лидер татарского ЛЕФа).

На редкость свежая вещь создана студентом ВХУТЕИНа

"при тяжелых технических условиях типографии",

как с гордостью или сожалением

сообщено на задней стороне обложки.

Не менее популярным у архитекторов-конструктивистов был журнал "Строительство Москвы", который начал выходить в 1924-м году. 1924-1941, 1945-1990; в 1924 году вышло 5 номеров 1925-1934 гг. - по 12 номеров в год; в 1935 году вышло 18 номеров; 1936-1940 гг. по 24 номера в год; в 1941 году вышло 4 номера; в 1945- всего 3 номера; 1946-1990 по 12 номеров в год. У собирателей и коллекционеров особо ценятся номера 20-х годов выпуска.

Авторы братья Г. и В. Стенберги.

Обложка журнала «Строительство Москвы»,

№ 11, 1930 год.

Автор Николай Прусаков.

Обложка журнала «Строительство Москвы»,

№ 2, 1930 год.

Авторы братья Г. и В. Стенберги.

Обложка журнала «Строительство Москвы»,

№ 7, 1929 год.


Подборка журналов "Строительство Москвы" за 1935 год.

Подборка журналов "Строительство Москвы" за 1933-35 гг.

Журналов с участием архитекторов-конструктивистов становилось все больше и больше. Со временем менялись и установки. Страна неуклонно скатывалась в тиски тотального соцреализма ... Начиналась борьба не на жизнь, а на смерть с проявлениями упадничества и идолопоклонства.

История советских выставочных павильонов – это история архитектуры и тотальных инсталляций, грандиозный мировой смотр достижений разных стран, соревновательные командные выступления архитекторов, графиков, макетчиков, столяров, техников, шрифтовиков, фотографов, скульпторов, живописцев, кинематографистов, садовников… Но многие мировые смотры приглашали участников к созданию временных построек на заранее выделенной территории: каждый раз это были практически экспериментальные сооружения с совершенно оригинальным внутренним композиционным решением и составом экспонатов, создававшиеся в стилевой доминанте своей эпохи – это конструктивизм 1920-х, неоклассицизм 1930-х и функционализм 1960-х годов.


Первое выступление СССР состоялось в 1925 году в Париже на «Международной выставке декоративных искусств и художественной промышленности». По результатам закрытого конкурса, в котором среди прочих участвовали архитекторы В. Щуко, И. Фомин, братья Веснины, М. Гинзбург, жюри под председательством наркома просвещения А. Луначарского и при участии В. Маяковского признало лучшим проект Константина Мельникова – легкую каркасную двухэтажную постройку из дерева и стекла с вышкой-мачтой с серпом и молотом и буквами СССР. Оформляли экспозицию вхутемасовцы: декоратор Исаак Рабинович спроектировал асимметричный и лаконичный Зал Госиздата, дизайнер Александр Родченко – знаменитый гигантский «экспонат» «Рабочий клуб» для Отдела СССР на Эспланаде Инвалидов. Выкрашенный красной, серой и белой краской советский павильон стал «самой острой постройкой на выставке» и настоящей «машиной для агитации»: архитектура здесь доминировала, а интерьер представлял собой продолжение самого здания. Фото павильона Мельникова и его описание мы приведём ниже в отдельной статье о Константине Мельникове.

Эль Лисицкий. Советский павильон "Пресса"

в Кёльне. 1928.

Международная выставка «Пресса» в Кёльне 1928 года проходила в капитальном «Павильоне государств» – временного павильона СССР тогда не строил. Для оформления экспозиции совещание во главе с Луначарским и участием президента Государственной академии художественных наук Петра Когана постановило «пригласить художников Лисицкого и Рабиновича». При этом Лисицкому удалось радикально преобразовать псевдоклассический фасад здания, поместив в каждую из четырех арок объемные светящиеся ночью буквы USSR.

Внутреннее пространство было решено асимметрично и поделено на зоны с «ударными» декоративными и динамическими установками, которые прокладывали маршрут зрителя «по маякам». Среди экспонатов преобладали конструкции, «специально сочиненные художником», своеобразные механические аттракционы: «Звезда», «Рабочий корреспондент», «Красная Армия», «Трансмиссия»...

В Кёльне впервые в выставочном ансамбле появляется гигантский фотофриз (24х3,5 м) с использованием плакатного фотомонтажа, подсветка экспонатов лампочками накаливания и специальный кинозал, в результате вся экспозиция оставляла у публики «кино-фото» ощущение.

Павильоны СССР 1930-х годов – парижский и нью-йоркский – строил Борис Иофан, оба павильона служили постаментами монументальных скульптур – «Рабочего и колхозницы» Веры Мухиной и «Рабочего со звездой» Вячеслава Андреева.

К парижской выставке 1937 года был впервые объявлен конкурс на оформление экспозиции: его выигрывает группа ленинградских художников под руководством Николая Суетина, предложившая лаконичные архитектоны, выделенные искусственным светом, «ступенчатые» формы, фотобарельефы и декоративные установки: «пилон конституции» и посвященный рекордным перелетам «полуглобус». Суетин решительно отказался от выстраивания экспозиции «по маякам», организуя выставочное пространство как общественный интерьер, «декорируя» его экспонатами. Оформлять нью-йоркский павильон поручили также Суетину: но теперь архитекторы Борис Иофан и Каро Алабян специально под выставочное задание проектируют «темный» ансамбль, рассчитанный на киноэкраны и световые эффекты для диорам. В целом нью-йоркский ансамбль был самым театральным из всех советских павильонов за рубежом: амфитеатр с эстрадой, мелодии народов СССР, кинофильмы и главный экспонат – копия станции метро «Маяковская» в натуральную величину между зеркальными стенами усиливали это впечатление.

Архитектура и планировка 1 марта 1936 года.

Материалы к II совещанию партийного, советского,

хозяйственного и профсоюзного актива Фрунзенского района

совместно со стахановцами предприятий, архитекторами и ИТР,

посвященному вопросам строительства, планировки и архитектурного

оформления района. М., 18 типография треста «Полиграфкнига», 1936.

Атаров Н. Дворец Советов. М.: Московский рабочий, 1940.

Оформление страниц С. Телингатера.

Конструктивизм в умах советских граждан довоенной страны ассоциировался со строительством Дворца Советов на Волхонке — одним из самых известных нереализованных архитектурных проектов в истории человечества. Колоссальное (самое большое и самое высокое в мире в то время) здание, которое должно было стать символом победившего социализма, символом новой страны и новой Москвы. Этот проект поражает воображение и в наши дни. Идею строительства высказал 30 декабря 1922 года на Первом Съезде Советов Сергей Миронович Киров (этот съезд знаменит не только этим, на нем еще было объявлено о создании Союза Советских Социалистических Республик). Предполагалось так же, что во Дворце Советов будут проходить не только партийные съезды, но и спортивные соревнования, масштабные кино- и театральные представления, сквозь залы должны были шествовать колонны демонстрантов. Такая идея не могла не найти самую широкую поддержку среди делегатов съезда – еще бы, новый символ новой страны! 100-метровая статуя Ленина наверху Дворца, действительно должна была стать самой большой в мире. Поражают и размеры Дворца Советов – общая высота 416.5 метров, объем – семь с половиной миллионов кубических метров (три пирамиды Хеопса). К реализации этой идеи удалось приступить лишь почти десять лет спустя – в 18 июня 1931 года в газете "Известия" был объявлен открытый конкурс на лучший проект Дворца.

Дворец Советов СССР. Всесоюзный конкурс 1932 года.

Москва, изд. ВСЕКОХУДОЖНИКА, 1933.

Обложка – гравюра на дереве В.А. Фаворского.

В том же году, 5 декабря был взорван Храм Христа Спасителя – символ старой России, место которого должен был занять символ Страны Советов. Дворец, как новый архитектурный символ, должен был быть виден из любой точки обновленной Москвы недалекого будущего. В 1931 году был создан и специальный правительственный орган Совет строительства Дворца Советов.  При этом Совете был постоянный архитектурно-технический комитет, в который входили видные деятели культуры тех лет – Горький, Мейерхольд, Луначарский. Кроме того, в деятельности Совета принимал активное участие Генеральный Секретарь ЦК ВКП(б) И. В. Сталин. На открытый конкурс было подано 160 проектов от отечественных и зарубежных архитекторов, 16 проектов были удостоены денежных премий, однако, это не позволило определить окончательный проект.  По уточненному заданию конкурс вновь продолжился, причем разработка проекта была поручена группам архитекторов премированных проектов. Работа шла в 2 этапа. С  марта по июль 1932 года было представлено 12 заказных проектов и 10 в порядке личной инициативы. По результатам этого этапа было образовано 5 рабочих групп:

1) Алабян, Симбирцев, Мордвинов, Додица, Душкин и Власов

2) Братья Веснины

3) Иофан

4) Жолтовский и Щусев

5) Щуко и Гельфрейх

Постановлением Совета строительства ДС при Президиуме ЦИК СССР 10 мая 1933 года был принят за основу проект Б.М. Иофана. Дополнительно было решено завершить верхушку Дворца Советов  мощной скульптурой Ленина, с тем, чтобы новое здание представляло вид пьедестала для огромной скульптуры.  Иофану поручалось продолжить разработку Дворца Советов, используя при этом лучшие части проектов других архитекторов.

Тот же совет строительства Дворца Советов, чуть позже, 4 июня 1933 года, постановил назначить Иофана главным архитектором строительства.  Щуко и Гельфрих привлекались в качестве соавторов, причем Щуко так же назначался заместителем главного архитектора. После нескольких лет дополнительного проектирования и доработок на свет появился проект 1937 года. Сочетание грандиозного здания высотою в 415 метров с монументальной стометровой статуей давало совершенно новый тип архитектурного памятника, в котором архитектура и скульптура представляют собой единое целое. Огромное сооружение объемом 7 миллионов кубометров должно было представлять из себя комплекс помещений с залом на 21 тысячу мест (Большой зал) и с залом на 6 тысяч мест (Малый зал), а так же рядом других помещений, предназначенных обслуживать съезды, конференции, политические демонстрации, сессии Верховного Совета СССР, народные празднества и т.д. Сооружением Дворца Советов создавался бы новый архитектурный центр Москвы. Красную площадь, площадь Революции, площадь Свердлова (ныне – Театральная площадь) планировалось соединить с Дворцом Советов широкой, монументально обработанной магистралью. Эта магистраль со стороны главного входа вливалась бы в площадь, окружавшую Дворец. Со стороны Малого зала должна была начинаться новая магистраль, ведущая к Ленинским горам. Перед Дворцом Советов располагалась бы несколько заглубленная площадь с монументами-памятниками. Со стороны набережной площадь Дворца Советов должна была сливаться со сходами к Москва-реке и соединяться двумя мостами со Стрелкой. Таким образом, Стрелка бы становилась как бы продолжением площади Дворца Советов. Сам Дворец Советов был решен в виде компактного целостного здания, приподнятого на архитектурно обработанную площадь-стилобат, который бы являлся бы переходом от площади города к основному объему здания. Как известно, реализации проекта помешала война. Он так и остался проектом - сказкой, а точнее "лужей". На его месте позднее был построен бассейн "Москва", которого постигла также печальная участь - полная ликвидация. На его месте уже в наше время построили Храм Христа Спасителя и круг замкнулся. Иосиф Сталин построил свои знаменитые "высотки", навсегда изменив облик столицы. Чем мы сейчас очень гордимся. А Никита Хрущев пошел дальше - снес старое здание Оружейной Палаты в Кремле и на его месте построил Дворец Съездов, навсегда испортив исторический облик кремлевского ансамбля. Но сам процесс проектирования Дворца Советов имел огромное значение для становления конструктивизма в СССР и породил огромное количество печатного матариала. Большое Спасибо ему за это!

«Главным по тарелочкам» советского конструктивизма в архитектуре считается легендарный Константин Мельников (1890-1974). Про его дом на Арбате, созданный по всем канонам конструктивизма, слышал почти каждый и не только в России. Константин Мельников ещё в 1930-е годы получил мировое признание как «великий русский архитектор» современности, однако его уникальная творческая концепция в те же годы подверглась в СССР резкой критике за «формализм»; архитектор по сути был отлучён от профессии (последняя постройка по его проекту датирована 1936 годом). Столетний юбилей архитектора ЮНЕСКО отметила тем, что объявила 1990 год годом Константина Мельникова. По результатам опроса членов Российской академии архитектуры и строительных наук, проводившегося в 2001 году, К.С. Мельников занял первое место среди выдающихся отечественных архитекторов XX века и третье — в мировом списке. В ноябре 1924 года, после установления дипломатических отношений между СССР и Францией, Советскому Союзу последовало приглашение принять участие в Международной выставке современных декоративных и промышленных искусств, открывающейся в Париже весной 1925 года. 18 ноября 1924 года Выставочный комитет Советского отдела объявил закрытый конкурс на проект павильона СССР, в котором приняли участие архитекторы В.А. Щуко, И.А. Фомин, братья Веснины, Н.А. Ладовский, Н. Докучаев, В.Ф. Кринский, И.А. Голосов, М.Я. Гинзбург, К.С. Мельников и группа выпускников ВХУТЕМАСа. Через месяц, 28 декабря, жюри под председательством А.В. Луначарского и при участии В. В. Маяковского, рассмотрев все представленные на конкурс проекты, признало проект К.С. Мельникова лучшим и поручило ему выполнение его в натуре.

В середине января 1925 года Мельников выехал вместе с женой и двумя детьми в Париж для строительства павильона СССР. Павильон представлял собой лёгкую каркасную двухэтажную постройку, выполненную из дерева. Большая часть площади наружных стен павильона была остеклена. Прямоугольное в плане здание перерезалось по диагонали ведущей на второй этаж открытой лестницей, на которой было сооружено оригинальное перекрытие в виде наклонных перекрещивающихся деревянных плит. Находясь в Париже, Мельников разрабатывает также проект застройки небольшого участка, отведённого на выставке для советского Торгсектора. По проекту архитектора возводятся небольшие «бутики» — торговые киоски, пилообразно блокированные друг с другом. Итак, начав с постройки российских павильонов на Международных выставках в стиле традиционной деревянной архитектуры, благодаря которым он приобрел международную известность, Мельников переходит к проектированию очень актуальных построек нового (революционного) типа и назначения - рабочих клубов. Рабочий клуб им. Русакова на пересечении улиц Стромынка и Бабаевская в Москве - первоначальное название Клуб Русакова Союза Коммунальников, построенный им в 1927-1928 годах, не имеет ничего общего ни с архитектурой предшествующего столетия, ни с архитектурой модерна. Здание клуба построено по заказу Союза коммунальников для рабочих расположенного рядом Сокольнического трамвайного парка и вагоноремонтных мастерских.

Дом культуры получил название в память участника революционного движения и одного из руководителей Сокольнической организации большевистской партии Русакова Ивана Васильевича (1877—1921), в честь которого также было названо трамвайное депо, улица и набережная в Москве. Здание Клуба Русакова по форме напоминает огромную шестерёнку. Это — первое в мире здание, где балконы зрительного зала вынесены наружу и находятся в трёх «зубцах-выступах». Вся объёмно-планировочная структура здания подчинена идее трансформирующегося пространства главного зала, занимающего около большую часть объёма здания. При строительстве клуба Мельниковым были применены прогрессивные для своего времени технологии: железобетонный каркас, система трансформируемых перегородок, стеклянные окна-стены в зрительном зале. Двигающиеся стены позволяли разделять или, наоборот, совмещать несколько залов. Здесь чисто геометрические бетонные конструкции организованы в некую структуру, форма которой определена ее назначением.

Последнее замечание относится практически ко всей архитектуре первой половины XX века, как модерна, так и конструктивизма, и определяется как функционализм. В архитектуре конструктивизма функционализм приводит к созданию динамичных сооружений, состоящих из достаточно простых формальных элементов, совершенно лишенных привычного архитектурного декора, соединенных в соответствии с организацией внутреннего пространства и работой основных конструкций. Язык архитектурных форм, таким образом "очищается" от всего необязательного, декоративного, неконструктивного. Это язык нового мира, порвавшего со своим прошлым. Рождающийся архитектурный образ ясно передает динамику художественных процессов и жизни в постреволюционной России, упоение современными техническими возможностями. Архитекторы стиля конструктивизм считали, что в создании архитектурного образа современного сооружения должны принимать участие все элементы здания, даже такие, как вывески, часы, рекламные щиты, громкоговорители, шахты лифтов и т. д., поэтому все их также должен проектировать архитектор. Советские конструктивисты сосредоточили свои усилия на двух больших задачах: проектировании образцового социалистического города и коммунального многоквартирного жилья для рабочих - домов-коммун. Идя навстречу новым потребностям социалистического государства, конструктивисты занимались проектированием и строительством таких типов построек, как конторы, универмаги, санатории, типографии, исследовательские центры, заводы и фабрики, рабочие клубы и гидроэлектростанции. Еще несколько сакральных конструктивистских объектов в Москве:

1. Дом культуры имени Зуева — здание дома культуры в Москве, один из наиболее ярких и известных в мире памятников конструктивизма. Спроектирован Ильёй Голосовым в 1925 году, построен в 1927—1929 годах на Лесной улице. Назван в честь участника событий 1905 года, слесаря трамвайного парка С.М. Зуева. Родившийся под влиянием кубо-конструктивизма, дом культуры имени Зуева построен на основе асимметрично расположенных правильных геометрических тел. Композиционным центром здания является вертикальный стеклянный цилиндр, на который как будто «надет» весь корпус с непривычно большими поверхностями окон. Таким эффектным образом была решена лестничная клетка.


2. Дом Культуры ЗИЛ — важнейший памятник архитектуры конструктивизма в Москве, спроектированный братьями Весниными, объект культурного наследия регионального значения. Дом культуры ЗИЛа был построен на территории некрополя Симонова монастыря, в 1930-х годах разорённого большевиками. Дворец начали строить в 1931 году, достроили в 1937 году. Осуществлена лишь часть проекта: Т-образная клубная часть с малым зрительным залом на 1200 мест. Не было реализовано отдельно стоящее здание большого зрительного зала. Отвечая принципам конструктивизма, сооружение отличается строго логичной объёмно-пространственной композицией: найдено удачное соотношение и обеспечена удобная взаимосвязь зрелищных и клубных помещений. Зрительный зал, выходящий на улицу боковых фасадом, соединён с анфиладой помещений для занятий в кружках. Анфилада упирается в зимний сад, в конце от неё, вдоль зимнего сада, отходят ещё две крыла; в конце правого разместился буфет (ныне на его месте библиотека), в конце левого — репетиционный зал. Непосредственно над зимним садом был размещён конференц-зал, а ещё выше — обсерватория, купол которой возвышается над плоской кровлей здания. При создании проекта авторы опирались на известные пять принципов Ле Корбюзье: использование опор-столбов вместо массивов стен, свободная планировка, свободное оформление фасада, удлинённые окна, плоская крыша. Объёмы клуба подчёркнуто геометричны и представляют собой вытянутые параллелепипеды, в которые врезаны ризалиты лестничных клеток, цилиндры балконов. Стилистика конструктивизма сказалась не только в функциональной целесообразности плана, но и в композиции фасадов: с внешней стороны зал охвачен полукольцом двухярусного фойе, криволинейные очертания которого доминируют во внешнем облике здания.



Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?